Оспоренные нормы регулируют вопросы участия защитника в уголовном судопроизводстве, определяют состав процессуальных издержек по уголовному делу и порядок их взыскания и возмещения.

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что удовлетворение, в том числе частичное, кассационной жалобы осужденного, повлекшее за собой снижение размера назначенного судом уголовного наказания без изменения уголовно-правовой квалификации совершенного им преступления, не может служить основанием для освобождения осужденного от обязанности возместить процессуальные издержки, связанные с оказанием ему при рассмотрении такой жалобы юридической помощи адвокатом, участвовавшим в уголовном деле по назначению, поскольку принятие кассационным судом соответствующего решения не свидетельствует о необоснованности уголовного преследования и не порождает у осужденного права на реабилитацию, предполагающую возмещение процессуальных издержек, в том числе связанных с оказанием адвокатом юридической помощи, за счет средств федерального бюджета.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 сентября 2021 г. N 2124-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

НАПЛАВКОВА СЕРГЕЯ ВАЛЕРЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ 50, 131 И 132

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Санкт-Петербург 30 сентября 2021 года Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” предварительное изучение жалобы гражданина С.В. Наплавкова,

установил:

  1. Гражданин С.В. Наплавков оспаривает конституционность статей 50, 131и 132УПК Российской Федерации в части, касающейся взыскания с осужденного процессуальных издержек в виде суммы, выплаченной за счет средств федерального бюджета адвокату за оказание юридической помощи осужденному в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению.

Из представленных материалов следует, что С.В. Наплавков за совершение преступления, предусмотренного частью первой статьи 105 “Убийство” УК Российской Федерации, осужден приговором Устиновского районного суда города Ижевска Удмуртской Республики от 16 сентября 2013 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Удмуртской Республики от 8 июля 2014 года, к 9 годам 6 месяцам лишения свободы.

Названные приговор и апелляционное определение С.В. Наплавков обжаловал в кассационном порядке, ссылаясь в кассационной жалобе на то, что районный суд при назначении наказания неправомерно учел позицию потерпевшей, которая настаивала на применении к нему более строгого наказания, с чем согласился суд апелляционной инстанции. Впоследствии кассационная жалоба была дополнена указанием на ряд других процессуальных нарушений, допущенных, по мнению С.В. Наплавкова, районным судом при рассмотрении уголовного дела.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 22 сентября 2020 года кассационная жалоба С.В. Наплавкова удовлетворена частично: суд счел обоснованным довод жалобы о том, что мнение потерпевшей не может влиять на определение судом вида и размера уголовного наказания, при этом отверг довод о наличии каких-либо иных процессуальных нарушений. Исходя из этого в приговор и в апелляционное определение внесены изменения: из их описательно-мотивировочной части исключена ссылка на мнение потерпевшей как обстоятельство, учитываемое судом при определении уголовного наказания С.В. Наплавкову, а назначенное ему наказание смягчено до 9 лет лишения свободы.

Этим же решением суд, руководствуясь статьями 50, 131 и 132 УПК Российской Федерации, взыскал с С.В. Наплавкова в федеральный бюджет процессуальные издержки в размере 3 360 рублей в виде сумм, выплаченных адвокату, участвовавшему в заседании по приглашению суда, за оказание юридической помощи при оспаривании в кассационном порядке вынесенных по его уголовному делу приговора и апелляционного определения. С данным решением согласился судья Верховного Суда Российской Федерации, который, изучив по правилам главы 47.1 УПК Российской Федерации жалобу С.В. Наплавкова о пересмотре указанного определения Шестого кассационного суда общей юрисдикции, отказал в ее передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (постановление от 24 марта 2021 года).

По мнению заявителя, статьи 50, 131 и 132 УПК Российской Федерации противоречат статье 21 Конституции Российской Федерации, гарантирующей охрану государством достоинства личности, поскольку позволяют судам взыскивать с осужденного суммы, выплаченные назначенному судом адвокату из средств федерального бюджета за оказание юридической помощи, притом что суд кассационной инстанции соглашается, в том числе частично, с доводами его жалобы и, исправляя ошибки, допущенные нижестоящими судами, снижает размер назначенного ему уголовного наказания.

  1. КонституцияРоссийской Федерации гарантирует каждому право на судебную защиту и на получение квалифицированной юридической помощи; в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно (статья 46, часть 1; статья 48, часть 1). Во взаимосвязи с закрепленной статьей 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации обязанностью государства охранять достоинство личности и тем самым утверждать приоритет личности и ее прав во всех сферах это означает, что в отношениях с государством личность выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который в силу статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, включая судебные. Соответственно, гарантии судебной защиты должны носить всеобъемлющий характер, с тем чтобы конституционные права и свободы были не иллюзорными, а реально действующими и эффективными (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2017 года N 20-П).

Приведенным конституционным положениям, как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, корреспондирует обязанность государства создать полноценный механизм реализации права на судебную защиту, в том числе эффективный порядок предоставления достаточных гарантий оказания заинтересованным лицам квалифицированной юридической помощи. К ним, помимо прочего, относится создание надлежащей экономической основы качественного оказания юридической помощи, в том числе финансирование деятельности адвокатов и иных представителей (постановления от 23 декабря 1999 года N 18-П, от 23 января 2007 года N 1-П, от 13 мая 2021 года N 18-П и др.).

Правосудие нельзя было бы признать отвечающим требованиям равенства и справедливости, если расходы, понесенные в связи с судебным разбирательством, ложились бы на лицо, вынужденное прибегнуть к судебному механизму принудительной реализации своих прав, свобод и законных интересов, осуществление которых из-за действий (бездействия) другого лица оказалось невозможно, ограничено или сопряжено с дополнительными обременениями. Во всяком случае обращение граждан к тем или иным способам судебной защиты не должно иметь своим следствием несение ими необоснованных и чрезмерных расходов (затрат), которые своей тяжестью могли бы обессмыслить достигнутые процессуальные результаты и тем самым обесценить возможность доступа к правосудию.

В контексте взаимоотношений граждан и организаций с государством данный принцип получает дополнительное обоснование в статье 53 Конституции Российской Федерации, обязывающей государство возмещать вред, причиненный незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. При этом не исключается дифференциация правил распределения судебных расходов для различных категорий дел, которые могут иметь свою специфику, например в зависимости от объективных особенностей конкретных судебных процедур и лежащих в их основе материальных правоотношений (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2017 года N 20-П, от 15 июля 2020 года N 36-П, от 13 мая 2021 года N 18-П и др.).

  1. Согласно Уголовно-процессуальному кодексуРоссийской Федерации в случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета (часть пятая статьи 50); в состав процессуальных издержек включаются суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению (часть первая, пункт 5 части второй статьи 131); суд наделен правом взыскать указанные процессуальные издержки с осужденного, за исключением сумм, выплаченных защитнику в случаях, предусмотренных частями четвертойи пятой его статьи 132 (часть вторая статьи 132).

Части четвертая и пятая статьи 132 УПК Российской Федерации, в свою очередь, устанавливают, что если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета; за счет средств этого же бюджета возмещаются и процессуальные издержки в случае реабилитации лица. Кроме того, в соответствии с частью шестой данной статьи процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы, а суд вправе освободить осужденного полностью или частично от их уплаты, если это может существенно отразиться на материальном положении лиц, которые находятся на его иждивении. Также не подлежат взысканию с подсудимого процессуальные издержки и в случае, когда уголовное дело было рассмотрено судом в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (часть десятая статьи 316 данного Кодекса).

Указанный перечень оснований, когда процессуальные издержки в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации возмещаются за счет средств федерального бюджета и не могут быть взысканы с осужденного, в судебной практике дополняется случаями рассмотрения уголовных дел о применении принудительных мер медицинского характера в соответствии с положениями его главы 51; рассмотрения жалобы на решение о выдаче лица в порядке, предусмотренном его статьей 463; рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном его главами 40 и 40.1, статьей 226.9 данного Кодекса, в том числе при обжаловании приговора в суде апелляционной, кассационной или надзорной инстанции (пункт 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года N 42 “О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам”).

При этом как решение суда о возмещении процессуальных издержек, связанных с участием адвоката в судебном разбирательстве уголовного дела по назначению, за счет средств федерального бюджета, так и решение о взыскании их с осужденного в силу требований части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации должно быть – равно как и любое иное определение суда, постановление судьи, прокурора, следователя, дознавателя – законным, обоснованным и мотивированным.

Такое – не лишенное разумных объективных оснований и не выходящее за рамки дискреционных полномочий федерального законодателя – правовое регулирование означает, что удовлетворение, в том числе частичное, кассационной жалобы осужденного, повлекшее за собой снижение размера назначенного судом уголовного наказания без изменения уголовно-правовой квалификации совершенного им преступления, не может служить основанием для освобождения осужденного от обязанности возместить процессуальные издержки, связанные с оказанием ему при рассмотрении такой жалобы юридической помощи адвокатом, участвовавшим в уголовном деле по назначению, поскольку принятие кассационным судом соответствующего решения не свидетельствует о необоснованности уголовного преследования и не порождает у осужденного права на реабилитацию, предполагающую возмещение процессуальных издержек, в том числе связанных с оказанием адвокатом юридической помощи, за счет средств федерального бюджета.

Аналогичного подхода к оценке возможности освобождения осужденного от возмещения процессуальных издержек, связанных с участием адвоката в судебном разбирательстве по назначению суда, придерживается, по сути, и Верховный Суд Российской Федерации, который разъяснил, что к лицам, имеющим право на реабилитацию, указанным в части второй статьи 133 УПК Российской Федерации, не относятся, в частности, подозреваемый, обвиняемый, осужденный, преступные действия которых переквалифицированы или из обвинения которых исключены квалифицирующие признаки, ошибочно вмененные статьи при отсутствии идеальной совокупности преступлений либо в отношении которых приняты иные решения, уменьшающие объем обвинения, но не исключающие его (например, осужденный при переквалификации содеянного со статьи 105 УК Российской Федерации на часть четвертую статьи 111 УК Российской Федерации), а также осужденные, мера наказания которых снижена судом вышестоящей инстанции до предела ниже отбытого (пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 года N 17 “О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве”).

Таким образом, оспариваемые законоположения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, тем более что Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не исключает возможности освобождения от взыскания с него сумм, выплаченных адвокату за оказание юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению при наличии к тому соответствующих оснований.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Наплавкова Сергея Валерьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН