Указанными положениями предусматривается, что лицам, которым назначена ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (по инвалидности) или к пенсии, досрочно назначенной в соответствии с Законом Российской Федерации от 19 апреля 1991 года № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации», и в отношении которых вступил в силу обвинительный приговор суда либо прекращено уголовное дело (уголовное преследование) по нереабилитирующим основаниям до дня вступления в силу данного Закона, выплата указанной доплаты прекращается со дня вступления в силу данного Закона.

Как отметил Конституционный Суд, поскольку право лиц, замещавших государственные должности субъекта Российской Федерации, на дополнительное пенсионное обеспечение обусловлено их особым публично- правовым статусом, что в свою очередь предполагает связь данного права с профессиональной деятельностью указанных лиц, сопряженной с реализацией ими публичных функций, отнесение факта прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям (в частности, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования) в отношении лица, замещавшего государственную должность субъекта Российской Федерации, к числу обстоятельств, исключающих возникновение у этого лица права на дополнительное пенсионное обеспечение, а равно и препятствующих выплате ранее установленной ему ежемесячной доплаты к назначенной пенсии, – притом что деяние, инкриминируемое данному лицу, связано с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на него служебных обязанностей в период замещения соответствующей государственной должности и это лицо, давая согласие на прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям, тем самым соглашается и с возможными негативными последствиями такого прекращения – не может рассматриваться как не согласующееся с конституционными предписаниями.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 апреля 2021 г. N 593-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

НЕСТЕРЕНКО ИВАНА АНДРЕЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ ЧАСТЬЮ 3 СТАТЬИ 2 ЗАКОНА АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ

“О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В СТАТЬЮ 1 ЗАКОНА АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ

“О ПЕНСИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ ЛИЦ, ЗАМЕЩАВШИХ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ

ДОЛЖНОСТИ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи С.П. Маврина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” предварительное изучение жалобы гражданина И.А. Нестеренко,

установил:

  1. Гражданин И.А. Нестеренко оспаривает конституционность части 3 статьи 2 Закона Астраханской области от 4 марта 2019 года N 11/2019-ОЗ “О внесении изменений в статью 1 Закона Астраханской области “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области”, предусматривающей, что лицам, которым назначена ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (по инвалидности) или к пенсии, досрочно назначенной в соответствии с Законом Российской Федерации от 19 апреля 1991 года N 1032-1 “О занятости населения в Российской Федерации”, и в отношении которых вступил в силу обвинительный приговор суда либо прекращено уголовное дело (уголовное преследование) по нереабилитирующим основаниям до дня вступления в силу данного Закона, выплата указанной доплаты прекращается со дня вступления в силу данного Закона.

Как следует из представленных материалов, с февраля 2005 года по октябрь 2014 года И.А. Нестеренко занимал должность министра сельского хозяйства Астраханской области. После освобождения заявителя от занимаемой должности по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по собственному желанию) в связи с выходом на пенсию, распоряжением министерства социального развития и труда Астраханской области от 23 октября 2014 года ему была установлена и выплачивалась ежемесячная доплата к трудовой (с 1 января 2015 года – страховой) пенсии по старости в соответствии с Законом Астраханской области от 4 октября 2006 года N 71/2006-ОЗ “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области”.

В связи с вступлением в силу Закона Астраханской области “О внесении изменений в статью 1 Закона Астраханской области “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области”, изменившего условия предоставления данного вида обеспечения, распоряжением министерства социального развития и труда Астраханской области от 5 апреля 2019 года выплата И.А. Нестеренко указанной ежемесячной доплаты к страховой пенсии по старости была прекращена с 18 марта 2019 года (т.е. со дня вступления в силу данного Закона). Основанием для этого послужил тот факт, что в отношении заявителя в 2014 году Следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Астраханской области возбуждалось уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 293 “Халатность” УК Российской Федерации, которое было прекращено Кировским районным судом города Астрахани 4 июня 2015 года по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 1 статьи 24 УПК Российской Федерации (в связи с истечением сроков давности уголовного преследования), т.е. по нереабилитирующему основанию.

Решением Кировского районного суда города Астрахани от 24 июля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Астраханского областного суда от 11 сентября 2019 года и кассационным определением Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 21 мая 2020 года, И.А. Нестеренко было отказано в удовлетворении административного искового заявления о признании незаконным распоряжения министерства социального развития и труда Астраханской области от 5 апреля 2019 года о прекращении выплаты ежемесячной доплаты к страховой пенсии по старости и обязании возобновить ее выплату. При этом суды исходили из того, что ежемесячная доплата к пенсии лицам, замещавшим государственные должности Астраханской области, выплачиваемая за счет средств областного бюджета, является дополнительным пенсионным обеспечением указанной категории граждан, право на которое производно от их трудовой деятельности и обусловлено выполнением ими значимых для общества обязанностей, а также соблюдением указанными лицами особых требований, вытекающих из их публично-правового статуса. Освобождение же конкретного лица от государственной должности Астраханской области за виновные действия, равно как и совершение им преступления в период осуществления соответствующей деятельности, свидетельствует об отсутствии у него права на данную дополнительную гарантию. В силу этого и, ссылаясь на оспариваемое заявителем законоположение, суды пришли к выводу о том, что прекращение выплаты ему ежемесячной доплаты к пенсии не лишает его права на пенсионное обеспечение, поскольку он продолжает получать страховую пенсию по старости.

Решением Астраханского областного суда от 22 июля 2019 года, оставленным без изменения апелляционным определением Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2019 года, отказано в удовлетворении административного искового заявления И.А. Нестеренко и гражданина Н. о признании недействующей части 3 статьи 2 Закона Астраханской области “О внесении изменений в статью 1 Закона Астраханской области “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области”. Суды, в частности, указали, что при изменении условий пенсионного обеспечения лиц, замещавших государственные должности Астраханской области, законодатель субъекта Российской Федерации – Астраханской области действовал в пределах своих полномочий, а предоставление указанным лицам дополнительных гарантий в сфере пенсионного обеспечения только при условии безупречного выполнения ими своих должностных обязанностей в период осуществления соответствующей профессиональной деятельности согласуется с принципами социальной справедливости, соразмерности и обеспечения баланса частных и публичных интересов.

По мнению И.А. Нестеренко, оспариваемое им законоположение не соответствует статьям 17, 18, 39 (части 1 и 2), 54 (часть 1) и 55 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку вводит для лиц, которые замещали государственные должности в субъекте Российской Федерации и в отношении которых уголовное дело (уголовное преследование) было прекращено по нереабилитирующим основаниям, дополнительные, не предусмотренные уголовным законом, уголовно-правовые последствия в виде прекращения выплаты уже назначенной им ежемесячной доплаты к трудовой (с 1 января 2015 года – страховой) пенсии по старости и при этом распространяет свое действие на ранее возникшие отношения (т.е. имеет обратную силу), тем самым ухудшая положение указанных лиц в сфере пенсионного обеспечения и ограничивая их конституционные права.

  1. КонституцияРоссийской Федерации, в соответствии с целями социального государства (статья 7, часть 1) гарантируя каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1), и относя социальную защиту, включая социальное обеспечение, к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт “ж” части 1), вместе с тем не устанавливает конкретные способы и объемы такой защиты, предоставляемой тем или иным категориям граждан; определение условий и порядка реализации конституционного права на социальное обеспечение, в том числе установление видов пенсий и доплат к ним, оснований приобретения права на них отдельными категориями граждан и правил исчисления размеров соответствующих выплат, входит в компетенцию законодателя (статья 39, часть 2).

Ежемесячные доплаты к пенсиям лиц, замещавших государственные должности в субъекте Российской Федерации и должности государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации, по своей правовой природе являются дополнительным – помимо пенсии, назначаемой на общих основаниях, – обеспечением этих лиц, предоставляемым за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации. В силу этого законодатель субъекта Российской Федерации обладает достаточно широкой дискрецией в сфере регулирования отношений по дополнительному пенсионному обеспечению данных категорий граждан и вправе – руководствуясь принципами социальной справедливости, юридического равенства, соразмерности устанавливаемых ограничений конституционно одобряемым целям и соблюдая баланс частных интересов граждан и публичных интересов субъекта Российской Федерации (преамбула; статья 17, часть 3; статья 19, часть 1; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации) – не только вводить, но и изменять порядок и условия предоставления доплат к установленным им пенсиям, а также корректировать правила назначения и расчета такого рода выплат. При внесении соответствующих изменений в правовое регулирование право этих лиц на социальное обеспечение, в том числе конституционное право на получение пенсии в установленных законом случаях и размерах, не нарушается (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1999 года N 189-О, от 11 мая 2006 года N 88-О, от 3 апреля 2007 года N 332-О-П, от 15 января 2008 года N 107-О-О и N 108-О-О, от 24 ноября 2016 года N 2437-О и др.).

  1. Законодатель Астраханской области, реализуя предоставленные ему полномочия в сфере дополнительного пенсионного обеспечения лиц, замещавших государственные должности субъекта Российской Федерации, урегулировал отношения, связанные с назначением ежемесячной доплаты к пенсиям этой категории граждан, в Законе Астраханской области “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области”.

Согласно части 1 статьи 1 данного Закона Астраханской области в первоначальной редакции указанная ежемесячная доплата устанавливалась исключительно к трудовой пенсии по старости (инвалидности), назначенной в соответствии с Федеральным законом от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации” лицам, замещавшим государственные должности Астраханской области и получавшим денежное содержание за счет средств бюджета Астраханской области, освобожденным от государственных должностей, за исключением случаев освобождения от государственных должностей за виновные действия, причем независимо от продолжительности имеющегося у этих лиц стажа государственной гражданской службы.

Впоследствии в названный Закон Астраханской области неоднократно вносились изменения, в частности, расширяющие перечень видов пенсий, к которым может быть установлена соответствующая доплата (пункт 1 статьи 6 Закона Астраханской области от 11 декабря 2015 года N 97/2015-ОЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Астраханской области”), а также устанавливающие требование к минимальному стажу замещения государственных должностей Астраханской области, необходимому для возникновения права на получение данной доплаты (пункт 1 статьи 1 Закона Астраханской области от 28 апреля 2016 года N 18/2016-ОЗ “О внесении изменений в статью 1 Закона Астраханской области “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области”).

Законом Астраханской области от 4 марта 2019 года N 11/2019-ОЗ “О внесении изменений в статью 1 Закона Астраханской области “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области” были введены ограничения на установление ежемесячной доплаты к пенсиям указанным лицам. А именно статья 1 Закона Астраханской области “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области” была дополнена в том числе частью 9.1, согласно которой ежемесячная доплата, указанная в части 1 данной статьи, не устанавливается лицам, замещавшим государственные должности Астраханской области, в отношении которых вынесен и вступил в силу обвинительный приговор суда либо уголовное дело (уголовное преследование) в отношении них прекращено по нереабилитирующим основаниям; лицам, которым назначена ежемесячная доплата, указанная в части 1 данной статьи, прекращается ее выплата со дня вступления в силу в отношении них обвинительного приговора суда либо прекращения в отношении них уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям.

При этом частью 3 статьи 2 Закона Астраханской области “О внесении изменений в статью 1 Закона Астраханской области “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области” было установлено, что лицам, которым ежемесячная доплата к страховой пенсии по старости (инвалидности) или к пенсии, досрочно назначенной в соответствии с Законом Российской Федерации “О занятости населения в Российской Федерации”, уже назначена и в отношении которых вступил в силу обвинительный приговор суда либо прекращено уголовное дело (уголовное преследование) по нереабилитирующим основаниям до дня вступления в силу данного Закона Астраханской области, выплата указанной доплаты прекращается со дня вступления его в силу (т.е. с 18 марта 2019 года).

Таким образом, вступление в силу обвинительного приговора суда, равно как и прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям, причем независимо от того, когда соответствующие факты имели место – после вступления в силу Закона Астраханской области от 4 марта 2019 года N 11/2019-ОЗ или до этого момента, стали рассматриваться в качестве обстоятельств, безусловно препятствующих как назначению, так и дальнейшей выплате лицу, замещавшему государственную должность Астраханской области, ежемесячной доплаты к страховой пенсии по старости (инвалидности), а также к пенсии, досрочно назначенной в соответствии с Законом Российской Федерации “О занятости населения в Российской Федерации”.

  1. Применительно к вопросу о правовой природе прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что соответствующее решение о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по своему содержанию и правовым последствиям не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления в том смысле, как это предусмотрено статьей 49 (часть 1)Конституции Российской Федерации. Иными словами, прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям не влечет признание лица виновным или невиновным. Подобного рода решение лишь констатирует отказ от дальнейшего доказывания или рассмотрения вопроса о виновности лица, притом что основания для осуществления в отношении него уголовного преследования по-прежнему сохраняются. В то же время прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям возможно лишь при отсутствии возражений подозреваемого или обвиняемого против прекращения уголовного дела (уголовного преследования). При выявлении оснований к прекращению уголовного дела (уголовного преследования) лицо, в отношении которого уголовное дело (уголовное преследование) подлежит прекращению, вправе настаивать на продолжении расследования и рассмотрении дела в судебном заседании, а в случае вынесения решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) – обжаловать его в установленном процессуальным законом судебном порядке, благодаря чему лицам, заинтересованным в исходе дела, обеспечивается судебная защита их прав и законных интересов в рамках уголовного судопроизводства (постановления от 28 октября 1996 года N 18-П, от 24 апреля 2003 года N 7-П, от 14 июля 2011 года N 16-П и др.).

В силу этого факт прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям в отношении лица, замещавшего государственную должность Астраханской области, хотя и не влечет признание такого лица виновным или невиновным в совершении инкриминируемого ему деяния, тем не менее в ситуации, когда соответствующее деяние связано с неисполнением или ненадлежащим исполнением должностным лицом возложенных на него служебных обязанностей, может поставить под сомнение соблюдение указанным лицом закона в период замещения государственной должности субъекта Российской Федерации, а значит, и его соответствие особым репутационным требованиям, предъявляемым к субъектам, являющимся носителями публичной власти.

Поскольку право лиц, замещавших государственные должности субъекта Российской Федерации, на дополнительное пенсионное обеспечение обусловлено их особым публично-правовым статусом, что в свою очередь предполагает связь данного права с профессиональной деятельностью указанных лиц, сопряженной с реализацией ими публичных функций, отнесение факта прекращения уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям (в частности, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования) в отношении лица, замещавшего государственную должность Астраханской области, к числу обстоятельств, исключающих возникновение у этого лица права на дополнительное пенсионное обеспечение, а равно и препятствующих выплате ранее установленной ему ежемесячной доплаты к назначенной пенсии, – притом что деяние, инкриминируемое данному лицу, связано с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на него служебных обязанностей в период замещения соответствующей государственной должности и это лицо, давая согласие на прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям, тем самым соглашается и с возможными негативными последствиями такого прекращения – не может рассматриваться как не согласующееся с конституционными предписаниями.

Таким образом, часть 3 статьи 2 Закона Астраханской области “О внесении изменений в статью 1 Закона Астраханской области “О пенсионном обеспечении лиц, замещавших государственные должности Астраханской области” не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя, который, как следует из представленных документов, не лишен права на получение страховой пенсии по старости, назначаемой с учетом периода замещения государственной должности субъекта Российской Федерации и размера выплачиваемого в указанный период денежного содержания.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Нестеренко Ивана Андреевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН